Интервью опубликовано в журнале "Эстет" (Выпуск №2, 2010)

"ДОН АЛЕКСАНДР ЛОБАНОВ"

"ИСКУССТВО БЫТЬ РАЗНЫМ"

Если бы вы оказались в гостях у актёра телепрограммы «Большая разница» Александра Лобанова, то первыми всецело привлекли бы ваше внимание картины, украшающие собой стены квартиры. Дело в том, что нарисованы они в уникальном, довольно непривычном для современного зрителя стиле. На вопрос «Кто автор этих работ?» Александр лаконично ответил: «Я». Оказалось, что у героя нашего интервью готовится целый художественный проект, представляющий собой серию портретов выдающихся личностей, оказавших влияние на развитие мирового сигарного бизнеса.
Коллеги Александра по съёмочной площадке шутят, что в его голове умещается орфоэпический словарь русского языка. Проверять достоверность этого утверждения я так и не решился, однако в общении Александр действительно произвел впечатление очень образованного и воспитанного человека. Ценитель модального джаза, кубинских сигар, настоящий денди в вопросах моды… но обо всем по порядку.

Эс: Актер, художник, драматург — впечатляющая многогранность таланта…
— Мой прадед Годовкин был художником, другой прадед — Яша Финкель — имел свою шляпную лавку на Дерибасовской. То есть артисты в роду были. К тому же я всегда стараюсь развивать в себе именно то, что хоть немного получается. В первом классе я рисовал лучше, чем большинство знакомых тогда старшеклассников.

Эс: Говорят, «кому многое дано, с того многое и спросится». Регулярные съемки, гастроли — неужели остается время рисовать?
— Действительно, из-за плотного графика времени на рисование остаётся меньше, чем хотелось бы. Тем более когда рисуешь карандашом, всегда есть возможность переделать. С тушью, сами понимаете, все сложнее. Приходится постоянно принимать решения — так это будет или не так. А с проектом «Ватикан» еще больше сложностей. Это же пьеса в картинах. И «актёры» этой пьесы должны жить в эмоциональном плане, в мимике, жестах. А поскольку эти «актёры» существуют только в моей голове, то на создание образов и эскизов уходит много времени.

Эс: Леонардо да Винчи спал 1,5 часа в сутки…
— Мне льстит ваше сравнение, но я не согласен с утверждением, что художник должен быть голодным и невыспавшимся. Я творю только в хорошем настроении! Люблю поспать, выкурить хорошую сигару…

Эс: Над портретами каких людей вам интереснее всего работать?
— Меня интересуют лица пожилых людей. Они богаты фактурой, морщинами. В этом отношении идеальным лицом является недавно скончавшийся крупнейший табачный плантатор дон Алехандро Робайна. Я как раз работаю над серией портретов выдающихся личностей из мира сигар…

Эс: Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом проекте.
— Это будет выставка моих работ в московском сигарном салоне La Casa Del Habano. Зрителям будут представлены портреты дона Алехандро Робайны, генерала Симона Боливара, Франсиско Фонсеки, братьев Упманн, знаменитого мистера Панча и других.

Эс: Никогда не возникало желание подсказать гримёрам, как должен выглядеть ваш персонаж в «Большой разнице»?
— Очень редко. Гримеры «Большой разницы» — лучшие художники по гриму в Москве. Поэтому желание подсказать что-то возникает только в том случае, если я себе придумал одно, а гример предлагает совсем другое. И мы ищем компромисс.

«ПАРОДИЯ ДОЛЖНА ВОЗМУЩАТЬ»

Эс: И все же вы при ваших изобразительных способностях стали актёром. Родители посоветовали?
— Нет, что вы! Родители хотели сделать из нас с братом программистов! Только потому, что мама была программист. И это несмотря на то, что мы с утра до ночи, а то и до утра рисовали, лепили, клеили макеты и т.д. Странно. Скорее всего, наша мама считала, что профессиональный художник не в состоянии зарабатывать на хлеб. Она ошибалась. Если ты можешь предложить зрителю нечто уникальное, обязательно найдется тот, кому интересно быть владельцем эксклюзивного товара. Получилось немного путано, но это правда.

Эс: Так как же вы все-таки попали на актерскую стезю?
— Я сначала вообще хотел стать клоуном. Потом брат решил поступать в архитектурный. И я пошел с ним. Мы с ним рисуем с четырёх лет, и за рисунок и композицию я не переживал. Но с математикой-то у меня хуже, в отличие от брата. Он поступил, а я нет. Махнув на все рукой, пошел в театральный. И очень этим доволен.

Эс: Как так получилось, что для денди, знающего толк в сигарах, объектом перевоплощения стал бомж Федулыч?
— А тут все очень логично. Чем дальше дистанция между актёром и его персонажем, тем смелее и интереснее получается образ. Как говорили мастера, «идти от себя, и как можно дальше».
Эс: Если бы вы однажды стали героем пародии «Большой разницы», то что бы пожелали пародистам?
— Сложный вопрос. Пожелаю больше цинизма, смелости и злости в подходе к изображению персонажа. Пародия должна будет меня возмутить. Тогда я буду доволен.

«ЧЕЛОВЕК ИЗ ЗЕРКАЛА»

Эс: У вас есть брат–близнец. Как вы воспринимаете мистические истории, которые рассказывают в СМИ о близнецах?
— Я искренне считаю, что все небылицы о близнецах создаются для повышения интереса к ним.
С другой стороны, близнецы, как правило, очень артистичны. А что может быть более привлекательно для артиста, чем миф о нем?

Эс: Кого бы вы могли назвать самым близким человеком не земле?
— Конечно, это члены моей семьи. Но самый близкий — это человек в зеркале.

Эс: Как бы вы определили ваше творческое кредо?
— Никогда не пытался его сформулировать. Но раз уж мы размышляем в рамках определенной темы, то я считаю, что в искусстве художника значительное место должна занимать эстетическая сторона. Для меня мало донести до зрителя мысль путем изобразительного воздействия. Вряд ли мысль дойдет до адресата в полном объеме, если форма, в которую она облачена, эстетически безобразна. Художник должен позволить зрителю наслаждаться увиденным, тем более если речь идет о графике. Тут каждая точка, линия, их взаимодействие и создают ту новую реальность, от которой мы имеем возможность получать истинное эстетическое удовольствие.

Эс: Кого вы считаете эстетом и почему?
— Эстет — это человек, умеющий наслаждаться жизнью. Он умеет разглядеть красоту там, где обыватель ее разглядеть неспособен. Такой человек получает удовольствие, например, от красоты внутреннего механизма часов, от структуры деревянной доски или аромата благородной сигары. И эта способность, на мой взгляд, опирается на три важнейших понятия: воспитание, образование, культуру. Из литературных персонажей вспоминается эстет Эркюль Пуаро из романов Агаты Кристи. А из современной жизни первым приходит на ум выдающийся историк моды Александр Васильев. Из опыта личного общения с ним смело могу сказать, что он обладает всеми качествами настоящего эстета.

Copyleft © 2012 Александр Лобанов

Бесплатный хостинг uCoz